Новости

21.05.2017  «Авангард» подпишет Юхана Сундстрема

В ближайшее время, по информации «Хоккейной правды», «Авангард» подпишет контракт с нападающим шведской «Фрелунды» Юханом Сундстремом, который станет четвертым шведским легионером в команде.

05.05.2017  Сегодня стартует чемпионат мира-2017

Сегодня в Кельне и Париже стартует Чемпионат мира по хоккею - 2017. В группе А Россия сыграет со Швецией, а США будут противостоять Германии.

03.05.2017  Томаш Кундратек перейдет в «Торпедо»

Защитник «Слована» Томаш Кундратек, по информации «Хоккейной правды», в ближайшее время пополнит состав нижегородского «Торпедо».

02.05.2017  Илья Ковальчук возвращается в НХЛ

По информации «Хоккейной Правды», форвард санкт-петербургского СКА Илья Ковальчук начнет новый сезон в Национальной Хоккейной Лиге.

01.05.2017  Бурдасов перейдет в ЦСКА в обмен на Кугрышева

По информации «Хоккейной правды», форварды ЦСКА Дмитрий Кугрышев и Семен Кошелев перейдут в "Авангард" в обмен на Антона Бурдасова.

16.04.2017  СКА во второй раз выиграл Кубок Гагарина

Сегодня прошел пятый матч финальной серии Кубка Гагарина между СКА и «Магниткой» (5:3). СКА во второй раз выиграл Кубок Гагарина. Олег Знарок в третий раз выиграл Кубок Гагарина.
Все новости

Новости

20 лет назад родилась Русская Пятерка

Ровно двадцать лет назад, 27 октября 1995 года, в поединке "Калгари Флэймз" - "Детройт Ред Уингз" пятеро россиян "Красных Крыльев" впервые были объединены в одно звено, прозванное "Русской Пятеркой" и ставшее одним из самых знаменитых сочетаний в истории НХЛ. Россияне феноменально провели дебютный матч, который завершился победой "Детройта" со счетом 3:0. Вячеслав Козлов и Игорь Ларионов забросили две из трех шайб гостей.

Представляем вам материал Василия Осипова, обозревателя NHL.com


В том же сезоне "Ред Уингз", ведомый "Русской Пятеркой", выиграл 62 матча и установил рекорд лиги по количеству побед за сезон.

Всего одного очка тогда не хватило команде, чтобы повторить рекорд "Монреаль Канадиенс" по количеству набранных баллов за регулярный чемпионат (132). А в следующем сезоне россияне стали главной причиной выигрыша "Детройтом" Кубка Стэнли.

История формирования "Русской пятерки" достаточно известна. Организация побега Сергея Федорова, которого представители "Красных Крыльев" выкрали из расположения сборной России на Играх доброй воли в Сиэттле в 1990-м году. Выкуп Константинова у Министерства обороны России, когда за 30 тысяч долларов врачи вписали в его досье факт заболевания раком, который требовал лечения в Северной Америке, и последующий побег через Венгрию, где его, как и Федорова, поджидал личный самолет владельца "Ред Уингз" Майка Илича.

Подделка документов и вывоз находившегося в глубокой депрессии после тяжелой аварии и смерти лучшего друга Вячеслава Козлова.

Приобретение Вячеслава Фетисова у "Нью-Джерси Девилз" в концовке сезона 1994-95 и нелогичный, на первый взгляд, обмен в "Сан-Хосе Шаркс" снайпера Рэя Шеппарда, который наколотил 150 голов за 4 сезона в "Ред Уингз" на 34-летнего Игоря Ларионова, которого многие поспешили списать со счетов.

Сейчас, оглянувшись назад, можно легко увидеть, какое огромное влияние оказала игра "Русской Пятерки" на эволюцию хоккея в НХЛ.

Впрочем, давайте дадим слово непосредственным участникам тех событий, которые с непередаваемой гордостью вспомнили славные времена в разговоре с вашим покойным слугой.

После завершения вратарской игровой карьеры Холланд стал скаутом «Ред Уингз» по Западной Канаде, откуда был родом. В течение семи лет он работал на должности директора скаутского отдела, а затем на протяжении трёх лет — помощником генерального менеджера клуба.

Летом 1997-го года Холланд был назначен на должность генменеджера "Детройта".

Он работает в "Красных Крыльях" в общей сложности более 30 лет. За это время команда выиграла четыре Кубка Стэнли. Первый из них пришелся на 1997 год, когда Холланд был помощником генменеджера, а "Русская Пятерка" наводила ужас на соперников.

Холланд не зря получил репутацию одного из самых успешных менеджеров НХЛ. Однако он с радостью вспомнил один из лучних периодов в истории команды, когда он только начинал свой путь на руководящих постах "Детройта".

--Чьей идеей было создание "Русской Пятерки"?

КХ: Эта мысль возникла впервые у Скотти Боумэна, по просьбе которого в 2005-м году были приобретены Вячеслав Фетисов и Игорь Ларионов. Я думаю, он уже тогда предполагал, что сможет сформировать звено из пяти русских хоккеистов. Я никогда не забуду первый матч, в котором Боумэн объединил Константинова, Фетисова, Федорова, Ларионова и Козлова. Мы играли в гостях с "Флэймз". В то время я был заместителем генерального менеджера "Красных Крыльев", но родом из городка Вернон, что не так далеко от Калгари. Я знал, что Скотти должен поставить пять русских парней вместе. Наблюдая за игрой, просто не мог поверить своим глазам. Если мне не изменяет память, "Флэймз" нанесли около 10 бросков по нашим воротам за весь матч! Мы практически не выпускали соперников из их зоны, раскатав "Флэймз" со счетом 3-0. Это было просто невероятно! После такого шоу Боумэн просто не мог не оставить этих парней в одном звене. В том сезоне 1995-96 мы выиграли 62 матча регулярного чемпионата и установили рекорд лиги, который держится до сих пор, одержав при этом победы в 58 из 72 поединков после формирования "Русской Пятерки".

--Вы были удивлены, насколько быстро эти парни нашли взаимопонимание и стали доминировать на льду?

КХ: Абсолютно нет! У каждого из этих хоккеистов был великолепный хоккейный интеллект. Поэтому не надо было быть ученым-атомщиком для того, чтобы понять простую вещь: если поставить пять хоккеистов с высоким хоккейным IQ вместе, то получится гремучая смесь.

"Русская Пятерка" играла в комбинационный хоккей, который передался всем остальным парням в команде. Даже силовики Дрэйпер, Молтби и Маккарти стали дорожить шайбой и искать передачей партнера вместо того, чтобы просто вбросить каучуковый снаряд в зону соперника. Мы перестроили всю игру на максимальное владение шайбой. "Русская Пятерка" стала первооткрывателем комбинационной игры "Детройта", которую команда пропагандирует до сих пор.

В то время комбинационный стиль хоккея был в НХЛ в зачаточном состоянии. Практически все команды играли в дуболомный хоккей по принципу "бей-беги". Крайние форварды играли строго по своей позиции, пробрасывали шайбу в зону соперника и летели на абордаж.

"Русская Пятерка" начала использовать скрещивания, короткие перепасовки, "стеночки". Это сейчас в подобном стиле играют во всему миру. А тогда это было настолько в диковинку, что многие соперники просто не имели понятия, как с этим стилем бороться. Помню, как Ларионов высказался на одной из установок. "Если шайба у нас, зачем вбрасывать ее в зону с риском ее потерять. Шайбой нужно дорожить. Мы должны войти в чужую зону, владея при этом шайбой. А если не можем сделать это, то должны отойти назать, перегруппироваться и сделать это на скорости при помощи паса". У каждого из членов Русской Пятерки был один и тот же менталитет.

--Насколько велика была роль "Русской Пятерки" в последующих выигрышах Кубка Стэнли в 1997 и 1998 годах?

КХ: Эти парни были стали главной причиной успеха "Красных Крыльев". "Русская Пятерка" привнесла в команду психологию победителей и уверенность в своих силах. Менеджмент "Детройта" стремился привлечь в команду игроков, которым был присущен комбинационный стиль, чтобы все звенья играли в один и тот же зрелищный хоккей. Ларионов и Ко произвели поистине исторический эффект не только на "Ред Уингз", но и на всю НХЛ. Мы выиграли Кубок Стэнли дважды подряд, и после этого многие команды начали пытаться подражать нашему стилю. Тем самым хоккей в лиге становился более привлекательным для болельщиков.

Майк Смит в "Виннипег Джетс" пытался сделать что-то подобное, но мы стали первым клубом НХЛ, который взял курс на европейский стиль хоккея и добился при этом успеха. Сейчас подобную игру проповедуют практически все команды лиги. Но благодаря "Русской Пятерке" мы стали основоположниками "кружевного" хоккея в НХЛ.

--Какие воспоминания ассоциируются у вас с "Русской Пятеркой"?

КХ: Самые яркие воспоминания о том, как долго эти парни могли владеть шайбой. Отобрать ее у них было практически невозможно! Я не мог не налюбоваться игрой Ларионова и его партнеров. Благодаря таланту и прекрасному взаимодействию "Русская Пятерка" открыла хоккей с новой стороны для миллионов поклонников хоккея. При этом игра в исполнении Константинова, Фетисова, Ларионова, Федорова и Козлова была не только эффектной, но и эффективной В истории "Ред Уингз" есть индивидуальные легенды, такие как Скотти Боумэн, Стив Айзерман, Никлас Лидстрем. Но "Русская Пятерка" является самым лучшим звеном клуба в его 90-летней истории.

Лекгендарный Скотти Боумэн не нуждается в особом представлении. Он впервые возглавил клуб НХЛ в 1967-м (!) году и завершил карьеру тренера в 2002-м, красиво уйдя после завоевания с "Детройтом" третьего за время своей работы с командой Кубка Стэнли.

В общей сложности Боумзн девять раз выигрывал кубок Стэнли в качестве главного тренера, что является рекордом НХЛ. Ещё четыре раза он занимал административные должности в штате клуба-обладателя кубка. 82-летний патриарх также владеет рекордами лиги среди тренеров по количеству побед (1244 в регулярных чемпионатах и 223 в плей-офф).

Однако в беседе с обозревателем NHL.com/Ru старина Скотти выглядел так бодро, что хоть завтра мог снова встать на скамейку "Детройта". Он тепло отзывался о своем детище, четко помня мельчайшие детали 20-летней давности.

--Как к вам пришла идея создания "Русской Пятерки?"

СБ: К началу сезона 1994-95 в нашей команде уже играло три российских хоккеиста. Сергей Федоров, Вячеслав Козлов и Владимир Константинов. Затем в конце того сезона мы приобрели у "Девилз" Фетисова. У нас был перебор правых крайних, а в межсезонье поступило отличное предложение от "Сан-Хосе Шаркс" по поводу Рэя Шеппарда. "Акулы" предлагали за нашего голеадора целую кучу игроков, среди которых оказалось имя Ларионова. Мы не искали центрфорварда, но когда я увидел его в списке предлагаемых хоккеистов, то не мог не взять такого умного и опытного игрока. Я тогда подумал, а почему нет, можно попробовать взять Игоря и поставить всех россиян в одно звено. В первый раз это случилось в гостевом поединке в Калгари. Помню тот матч, как будто он был вчера. Этим парням не понадобилось много времени на то, чтобы сыграться, ведь они все пришли из советской школы хоккея и понимали друг друга с полуслова.

Мой главный трюк заключался в том, что я не ставил всех пятерых россиян в одно звено в каждом матче. Я волновался, что соперники могут быстро приноровиться к тому волшебному стилю хоккея, в который играла "Русская Пятерка". Поэтому я всегда старался спутать оппонентам карты. Допустим, начинал матч, используя россиян в разных звеньях, а где-то во втором периоде бац, и выпускал их на лед вместе. Оппоненты не знали, куда бежать и кого держать.

При этом Ларионов и Федоров были центрфорвардами. Но никакого конфликта по этому поводу не было и в помине. Парни сами разобрались, кому где играть и как использовать свои сильные стороны. Сергей был моложе и крепче физически, классно играл на вбрасываниях. Поэтому он исполнял роль классического центра. А Профессор (Ларионов - прим. В.О.) играл немного в оттяжке, маневрируя по всей площадке. Я в их кухню даже не лез, полностью доверяя тому, что эти парни творили на льду.

--Вы сами не были удивлены, какой доминирующей силой стала "Русская Пятерка"?

СБ: Немного, потому что хоккей двадцать лет назад был совсем другим, и у меня были сомнения насчет успеха советского стиля. Думал, смогут ли они выжить в этой мясорубке? Но все получилось как нельзя лучше. Как ни странно, но едва ли не самым грозным оружием "Русской Пятерки" стал Константинов, у которого было превосходное катание. Его партнеры заплетали такие кружева в чужой зоне, что у соперников голова кругом ходила. В это время Владимир врывался в свободную зону, получал шайбу и оказывался с глазу на глаз с вратарем.

Константинов и Ко по сути открыли всей лиге глаза на невиданный доселе стиль хоккея. Мы и до этого были забивной командой, но эти парни научили нас дорожить шайбой. При этом оппоненты порой просто не знали, что противопоставить этому стилю.

Особенно меня радовало то, насколько хорошо "Русская Пятерка" играла в плей-офф. Именно в самые важные моменты я видел, насколько великими были эти парни.

--Какое влияние оказала "Русская Пятерка" на хоккей?

СБ: Эти ребята внесли огромный вклад в эволюцию хоккея! До них "крайки" всегда играли строго по своим флангам, не думая о какой-либо импровизации. Россияне же перемещались с фланга на фланг, постоянно меняясь местами. Они были первыми, кто доказал эффективность стремления постоянно владеть шайбой и разыгрывать комбинации до верного. Сейчас в такой хоккей играют практически все в НХЛ, а еще 20 лет назад это было невиданной диковиной.

--Что вам вспоминается больше всего в связи с "Русской Пятеркой"?

СБ: Больше всего мне запомнились моменты по ходу матчей, когда я неожиданно говорил своим пятерым русским парням, "Ребята, сейчас выходите вместе!". После этого можно было откинуться в кресле, взять попкорн и наслаждаться театром на льду. Если бы на скамейке "Ред Уингз" было бы кресло, клянусь, я бы так и делал, потому что хоккей в исполнении "Русской Пятерки" был просто божественным.

Четырехкратный обладатель Кубка Стэнли в составе "Детройт Ред Уингз", в котором он провел все 21 год своей карьеры, член "Тройного золотого клуба", лидер среди всех европейцев по количеству матчей в регулярных чемпионатах НХЛ, а также шестой в списке самых результативных защитников в истории НХЛ с большим удовольствием высказал свое мнение по поводу игры бок о бок с пятью россиянами.

--Каковы ваши воспоминания о "Русской Пятерке"?

НЛ: Помню, как Ларионов или Федоров подхватывали шайбу, вкатывались в среднюю зону и вместо традиционного вброса в зону соперника разворачивались и пасовали мчащемуся на всех порах Константинову или Фетисову, которые прорывали вражескую оборону и часто оказывались в одиночку перед чужими воротами. Это напоминало мне о легендарной советской тройке Крутов-Ларионов-Макаров, которой не было равных в 80-х. Эти парни были невероятно талантливы и знали, как дорожить шайбой.

--Что сделало их такими уникальными?

НЛ: Остальная часть команды тогда играла в простой хоккей: вброс шайбы и форчекинг в чужой зоне. А когда на лед десантировалась "Русская Пятерка", они делали прямо противоположное. Скотти Боумэн давал им полную свободу и разрешал играть в свой хоккей. Он не старался влезать в то, что эти парни делали на льду. Они выходили после зубодробительного звена Дрэйпер-Маккарти-Молтби и плели на площадке кружева. Соперники просто не знали, что этому противопоставить.

--Назовите достоинства каждого хоккеиста "Русской Пятерки"?

НЛ: Федоров был очень быстр и отлично работал с шайбой. При этом он обладал неплохим броском. Он был очень динамичным хоккеистом, мог обыграть один в один или выдать прекрасный пас партнеру.

Козлов был немного недооценен. Он был большим талантом. Может быть, Слава не был таким взрывным, как Федоров, но обладал изрядным игровым интеллектом и знал, где нужно оказаться в тот или иной момент. Он также обладал отличным кистевым броском и завершающим пасом.

Ларионова не зря называли Профессором. Он генерировал все игровые идеи, был плеймейкером. Игорь чаще всего начинал комбинации, подолгу владел шайбой. Ларионов имел потрясающий талант открываться под пас. Найти его не составляло труда.

Фетисов понимал Ларионова с полуслова, поскольку они много лет играли вместе. Слава отлично читал игру и любил подключаться в атаку, всегда делая это очень эффективно.

Константинов был уникальным защитником. ОН мог впечатать соперника в борт около своих ворот, затем подхватить шайбу, протащить ее через всю площадку и соорудить гол. Против него было очень сложно играть. Влади был единственным в "Русской Пятерке", кто мог действовать "в тело". Соперники его порой побаивались.

Нынешний генеральный менеджер московского ЦСКА провёл 13 сезонов в составе "Красных Крыльев" и выиграл с командой три Кубка Стэнли. Именно в "Детройте" Федоров заработал репутацию одного из лучших хоккеистов своего поколения, способного одинаково эффективно сыграть как в нападении, так и при обороне собственных ворот. Первый европеец, который стал обладателем приза Харта как самому ценному игроку НХЛ являлся одной из главных составляющих "Русской Пятерки".

Несмотря на свою нынешнюю занятость, лучший среди российских хоккеистов по количеству очков, голов, передач, голов в меньшинстве и победных шайб в регулярных чемпионатах НХЛ за карьеру с удовольствием вспомнил один из лучших периодов в своей карьере в эксклюзивном интервью для NHL.com/Ru.

--Кому пришла идея создания "Русской Пятерки" и как она образовалась?

СФ: Точно не знаю. Иногда перед принятием какого-то кадрового решения генеральный менеджер Кен Холланд подходил и уточнял характеристики того или иного русского игрока. Но логично было бы думать, что эта идея пришла как Кену Холланду, так и Скотти Боуману, который всё-таки был главным тренером. Последнее слово, как мне кажется, было за ним. Почему она образовалась? Потому что все русские хоккеисты, которые подобрались в эту пятёрку, были качественными игроками из одной школы.

--Может быть Боуман просто хорошо знал игру сборной СССР и понимал, что он практически ничем не рискует?

СФ: Возможно, что он видел какие-то сочетания. И соединить тройку с защитниками было очень логично. Скотти в этом плане был маэстро.

--За счет чего игра "Русской Пятерки" была такой эффективной?

СФ: Думаю, за счёт огромного опыта и огромного запаса мастерства. Не говоря уже о сыгранности и о том, что большинство лидеров других команд играли в немного более прямолинейный хоккей. Мы же всегда искали и выводили партнёра на позицию, где можно было реально забить чуть ли не в пустые ворота.

--Почему "Русская Пятерка" стала такой популярной как в Северной Америке, так и в России?

СФ: Мне сложно судить насчёт России, хотя я слышу много интересных объяснений о том, что русских было много в «Детройте», русские играли хорошо, русские были в газетах, русские были в подборках лучших моментов. Все это привлекло огромный интерес у болельщиков из России. В североамериканской прессе мы не чувствовали себя очень знаменитыми. Но мы делали результат, выигрывали пятёркой много игр, не говоря уже про плей-офф, и, думаю, это нам добавляло какой-то одиозности. Болельщикам в Северной Америке было интересно посмотреть, как эти пять русских играют. И на нас ходил народ.

--Может быть, вы были так популярны в России потому, что к тому времени легендарной «Красной Машины» больше не существовало, и люди скучали по хоккею сборной СССР? Во всем хоккейном мире его показывала только одна пятёрка «Детройта» и для российских болельщиков это была единственная отдушина. Как вам такое объяснение?

СФ: Не возьму на себя смелость называть нас «Красной машиной», но тот хоккей, в который мы играли, был очень похож на игру сборной Советского Союза. И в возрастном плане у нас были собраны на тот момент последние три поколения хоккеистов сборной СССР. В ней играли и Фетисов, и Ларионов, и Константинов, и мы с Вячеславом Козловым немного её застали. Мы понимали эту игру, классическую игру, где мы разыгрываем шайбу до последнего. Так что, думаю, можно с этой теорией согласиться.

--Какое влияние оказала "Русская Пятерка" на развитие хоккея?

СФ: Не могу сказать. Не привык сам себя хвалить. То, что мы играли в интересный, зрелищный хоккей, думаю, всем понятно. Иной раз мои воспоминания – это зона соперников, которая была в снегу, в то время как наша зона была как-будто её только залили. Вот такое преимущество бывало у «Русской пятёрки». И у всей команды. Мы играли в зоне атаки и проводили большую часть времени там. Это очень сложно, практически невозможно. Ведь хоккей – динамичная игра, поляна не такая большая, как в футболе, например, но мы проводили большую часть времени на чужой половине. Просто мы играли в необычный хоккей для Северной Америки. А в России люди соскучились по такому хоккею.

--Расскажите о ваших самых ярких воспоминаниях, связанных с "Русской Пятеркой".

СФ: Мне кажется, каждая наша игра была своего рода маленьким шедевром. Мы не только работали на льду, потому что хоккей – это наша работа. Мы наслаждались вот этой игрой, этим совместным её пониманием, благодаря которому нам было легко играть даже самые сложные, тяжёлые матчи.

У меня яркие воспоминания связаны с завоевание наших первых двух Кубков Стэнли. За год до первого, в сезоне 1995/96, мы уже играли пятёркой, но мы проиграли в плей-офф «Колорадо», и нас начали критиковать в североамериканской прессе. Говорили, что это мы виноваты. Тренеры, недолго думая, развели нашу пятерку – пару защитников отдали другим, тройку более-менее сохранили, если не считать того, что Даг Браун не имел окончания «ов» в своей фамилии. Тем не менее, его можно считать русским (улыбается).

Выиграв первый Кубок, на пути ко второму мы проводили на льду ещё больше времени даже в плей-офф. Но это был такой психологический мотив Скотти Боумана, и он оказался прав. Нам к тому моменту было уже без разницы, нам было важно завоевать первый Кубок Стэнли, мы к этому шли долгих пять лет и в итоге завоевали этот трофей дважды подряд. Думаю, это и было самым ярким, приятным моментом. Было приятно играть со своими партнёрами по команде из одной страны, одной хоккейной школы.

Оригинал статьи http://www.nhl.com/ice/ru/news.htm?id=784892

© HOCKEYPRAVDA.RU 2017   Маркетинг: WEB-CITY COMPANY
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.
Рейтинг@Mail.ru